вился от отвращения, тёмные глаза вспыхнули гневом.


Posted on 22, 2014 at 9:00 PM


– Хозяин скривился от отвращения, тёмные глаза всп

– Хозяин скривился от отвращения, тёмные глаза вспыхнули гневом. – Вот где крылось истинное зло! Обречь души, сознания на вечность мук, мук неизбывных, неискупаемых, когда ничего уже не изменишь! Осудить на медленное гниение, распад, безумие и непредставимое отчаяние. – Он медленно покачал головой, гнев его не убывал. – В застойном пруду вода может только гнить, обращаясь в яд, валькирия Рандгрид, дочь О́дина. Так и в ваших «залах мёртвых». Исключённые из великого круга, обречённые на вечный плен… – Из «великого круга», сильномогучий? – Из великого круга жизни и преображения, – отрезал хозяин. – Много зла совершили Древние Боги, валькирия Рандгрид. Но нет среди него зла злее всех этих «царств Хель», или как они там именовались в разных мирах… Райна опустила голову, щеки вспыхнули от внезапно нахлынувшего стыда. – Я… говорила, – пролепетала она и смутилась ещё больше, сознавая всю жалкость этой попытки оправдаться. – Говорила уже сейчас, – сурово отмолвил хозяин. – Говорила, когда перестала быть лишь Девой Битвы, Водительницей Мёртвых. Но до того… разве не провожала ты павших в вашу Валгаллу, запирая их там навсегда? – Не навсегда! – возмутилась валькирия, почти забывшись в праведном гневе. – Но лишь до дня Последней Битвы! – И что произошло бы потом? – с ядовитой иронией осведомился хозяин. Валькирия вновь смутилась. – Они бы пали… смертью богов, смертью истинных героев… – Вот именно. – Хозяин откинулся, поднял кружку, хлебнул пива. – Не тревожься, дочь О́дина. Я не судия тебе. Я лишь хочу, чтобы ты поняла. Ваша Валгалла – и множество её подобий под властью других Древних – была такой же неволей для душ, как и ужасное царство Хель. Райна невольно покачала головой: – Прости, что дерзаю спорить с тобой, великий. Но залы Валгаллы шумели буйными пирами, герои-эйнхерии предавались воинским забавам, охотились и сражались, проводя время так, как мечтали весь свой земной путь… – Ты не поняла! – грохнул кружкой о стол хозяин. – Это всё равно был плен, всё равно клетки, всё равно западня. Пиры? Сражения? Охоты? И всё?! – Разве это не достойные героя заня… – Нет! – рявкнул хозяин, да так, что Райна невольно отшатнулась. – Ты полубогиня, отец твой – один из сильнейших Древних, и говоришь такое! Валькирии Рандгрид, быть может, это и простительно, а воительнице Райне – нет! – П-почему, великий? – пролепетала дочь О́дина. – Подумай, – тяжело взглянул на неё хозяин. – Вспомни, что ты была Девой Битвы не только… не только для того, чтобы волочить павших в эту вашу Валгаллу… Наступило молчание. Хозяин медленно покивал, вздохнул. – Прости меня, храбрая дева. Я… дал гневу и тревоге овладеть собой. Что поделать, аспект не совершенен и не полон, в отличие от Орла. Но с ним даже ты не смогла бы говорить. Боюсь, что и твой отец тоже. Но ты всё же вспомни, вспомни свои странствия. Бои, походы, привалы. Вспомни всё. – Для того, кто никогда не покидает пределы своего домена, ты слишком хорошо знаешь мою жизнь, великий. Хозяин коротко хохотнул, сделал добрый глоток. – Не будь столь бледна, Рандгрид. Ешь, у меня тут добрая еда. Валькирия повиновалась. – Не забывай, к кому приходили твои павшие товарищи. Немало их сиживало за этим столом. – Неужели ты, великий, – у Райны даже перехватило дыхание, – знаешь всё обо всех в Упорядоченном? Мёртвые, ступив сюда, выдают тебе сокровенные тайны? Все несчитаные мириады расставшихся с жизнью? Сколь же обширна память твоя, великий? – Ешь, ешь, – рассмеялся хозяин. – И не закатывай глаза, валькирия. Это мой долг, это бытиё… э-э-э… аспекта Великого Орла. Моя память, кхе-кхе, и впрямь обширна, скажу без хвастовства.


Leave a Comment: